Вы используете устаревшую версию интернет браузера, для полнофункционального пользования сайтом, рекомендуем Вам обновить свой браузер! Ниже приведены ссылки.
         
Загрузка...
Литературные юбиляры

Скребицкий.jpg


2 августа — 115 лет

со дня рождения русского
писателя-натуралиста
Георгия Алексеевича Скребицкого
(1903–1964)




Развитие библиотечного дела после 1917 года


  • Потери первых лет Советской власти
  • Земская библиотека
  • Рождение первой народной библиотеки-читальни 
  • Централизация


Потери первых лет Советской власти

По словам Е. Пироговой «Октябрь 1917 года нанёс непоправимый урон ещё недавно целостным, хорошо скомплектованным книжным фондам»[1]. Библиотеки бывших дворян, купцов, священнослужителей, как и библиотеки закрывшихся церквей, старых учреждений, учебных и прочих заведений национализировались, т. е. становились частью «общенародного достояния». 17 июля 1918 года вышел специальный декрет Совнаркома, подписанный лично В. И. Лениным, который предписывал: «…все библиотеки ликвидируемых и эвакуированных государственных учреждений, а также библиотеки отдельных обществ и лиц, поступившие … в распоряжение правительственных учреждений, общественных организаций и т. д., состоят во всех местностях под охраною и на учёте народного комиссариата просвещения…». К огромному сожалению, новая власть не могла в полной мере обеспечить сохранность бесценных книжных фондов.

Первые годы после революции все старые книжные фонды (в том числе заводская библиотека, демидовская, включая «San-Donato» и другие) в огромных количествах разворовывались. Очевидец этих событий В. Чудовский рассказывал, что в 20-е годы «два больших шкафа» некогда «прекрасной библиотеки» демидовской больницы «пошли на заворачивание в «фунтики» сахарного песку для больных…». От богатейшей библиотеки «San-Donato» в скором времени осталось «не более… трети или даже четверти прежнего её состава – остальное было расхищено, когда во время гражданской войны эта библиотека валялась на полу грудами в незамкнутом помещении». Далее Чудовский пишет: «по показаниям достоверных лиц, при отступлении из Тагила чехословаков, некто д-р Ванек, член Пражского университета, увёз 12 ящиков тщательно отобранных книг». К 1925 году в музее оказались «остатки этой библиотеки», составившие 8 250 томов, которые поступали к тому же «в очень прискорбном состоянии, более чем на половину расхищенные, в полнейшем беспорядке». И только после 8 лет бесхозности, началось, по словам Чудовского, «трёхлетнее собирание книг по Тагилу». В музей стали поступать «все книги, изъятые из центральной и других городских библиотек числом до 12 тысяч томов…». Книги поступали из школ, горно-металлургического техникума, бывшего Купеческого клуба, из подвалов домов и т. д. В феврале 1930 года пришло «последнее поступление… – 1200 томов из закрытой Выйской церкви». Однако в частных руках оставалось ещё очень много книг. Властью было издано специальное «Постановление облисполкома», которое «обязывало граждан вернуть музею книги, попавшие к ним за время гражданской войны при расхищении демидовских библиотек»,[2] но постановление осталось не выполненным. Как указывает Е. Пирогова, «неудачной оказалась и попытка «…поставит собирание книг по округу…»». Зато в 1926 году в Тагил было привезено до 10 тысяч книг из Верхотурья, со складов изданий верхотурского земства, в том числе «раскопанные в подвале бывшей земской управы».[3] Среди этих книг в Тагил попала часть библиотеки местного купца Я. Я. Кузнецова. Это собрание датируется первой половиной XIX века. Таким образом, к началу 1930 года библиотека Тагильского музея составила 70 тысяч «инвентарных единиц», т. е. по подсчётам Чудовского, за четыре года она «выросла… на 750%». К сожалению, в 1934 году книги и рукописи из Нижнего Тагила были отправлены в Уральский институт марксизма-ленинизма, однако, справедливости ради нужно отметить, что позднее часть книг вернули в Тагил, но часть всё-таки оставили в Свердловске и приписали Высшей партшколе.

Земская библиотека

В первые послереволюционные годы и годы гражданской войны в Нижнем Тагиле значительную роль играло земское внешкольное образование. Его главными задачами были – сохранение книжного фонда и налаживание работы библиотек. Во время гражданской войны в Тагиле действовала Центральная земская библиотека. Её фонд был сформирован ещё во время советской власти «из книг, взятых из библиотек: демидовской, клубной и винных складов нижнетагильского и невьянского»[4]. После восстановления деятельности земства она стала именоваться Центральной земской библиотекой, и была расположена в доме купца Е. Копылова (ныне – пр. Ленина, 11). Количество книг доходило до 30 тысяч томов. Из них около 15 тысяч хранилось в верхнем этаже дома Копылова. Эти книги размещались в книжных шкафах и выдавались читателям. Вторая половина книжного фонда находилась в нижнем этаже в самом магазине в неразобранном виде.

Библиотека начала работать с 21 ноября 1918 года. До первого января 1918 года «было выдано 7 789 книг 4 460 читателям при общем количестве абонементных книжек 1 800»[5]. В читальном зале за это время побывало до 600 человек, среди которых преобладали учащиеся и рабочие. Персонал библиотеки состоял из заведующего, «библиотекарши…и двух помощниц…»[6].

Домовладелец Е. Копылов неоднократно просил волостную земскую управу уплатить арендную плату и освободить его дом от библиотеки, для чего, по мнению заведующего библиотекой, необходимо было «подыскать какое-либо другое соответствующее помещение…»[7]. В целях сохранения фонда Центральной земской библиотеки, волостная управа в ноябре 1918 года обратилась в невьянский винный склад. Управа просила «передать или оставить свои книги в собственность центральной библиотеки»[8].

С подобной же просьбой волостная управа обратилась и в управление Нижнетагильскими заводами. В ответе отмечалось, что «заводская библиотека была основана во время крепостного права по желанию заводовладельцев, …пополнялась на средства заводов, составляет в данное время значительную ценность. Управление не уполномочено распоряжаться библиотекой в виде передачи в пользование или пожертвование по своему усмотрению…»[9].

Центральная библиотека в домке Копылова была закрыта, и все книги возвращены их прежним владельцам. Причину её закрытия трудно установить. Документов относительно этого сохранилось немного. Возможно, не была решена проблема нового помещения для библиотеки, или прежние владельцы потребовали вернуть принадлежащие им книги. Читателям библиотеки было предложено сдать имеющиеся на руках книги. Книжный фонд был расформирован, и Центральная земская библиотека прекратила своё существование.

Рождение первой народной библиотеки-читальни

Но первые шаги советской власти ознаменовались не только смутными временами неразберихи, бесконтрольности и расхищения накопленных книжных богатств, а так же безвластием гражданской войны. Именно с приходом к власти большевиков в Нижнем Тагиле решено было открыть первую общедоступную народную библиотеку. Точной даты учреждения библиотеки не удалось обнаружить ни в Нижнетагильском филиале Государственного архива, ни в документах Государственного архива Свердловской области. Доподлинно известен лишь год – 1918.

В основу фонда новой библиотеки вошли книги из земской библиотеки, библиотеки заводского собрания, некоторых частных библиотек.

Но вскоре после открытия библиотеки город был занят Колчаком, и все документы, видимо, были уничтожены. Сохранившиеся в городском архиве документы уже датированы 1919 годом, когда в Тагиле окончательно утвердилась Советская власть.

Первая центральная народная библиотека-читальня (так в самом начале называлась нынешняя Центральная городская библиотека) располагалась по адресу – улица Александровская, дом Черемных. (Приложение №4)

Согласно известным на сегодняшний день документам, первым директором библиотеки была Вера Стефановна Меньшикова. Родилась она в 1877 году. Закончила гимназию, затем библиотечные курсы и с 1911 года работала библиотекарем. Не принадлежала ни каким партиям, жила в комнатке при библиотеке и получала жалованья 2 700 рублей в месяц. Стала явно просматриваться идеологическая составляющая работы библиотеки «они призваны поднять идеологическую работу на ещё более высокую ступень, соответствующую задачам времени, путём проведения читательских конференций, организации громких читок в цехах предприятий, общежитиях, красных уголках, пропагандировать учение Ленина и Сталина, лучшие произведения советской литературы и замечательное наследие русских классиков»[10].

В 1929 году были разработаны «Правила пользования библиотекой». Запись служащих и учащихся велась по поручительству учреждения или учебного заведения, военных – по поручительству политруков или культотделов. С приезжих брали залог в размере стоимости книги, за задержку книги – штраф 100 рублей за сутки. Читатели, невозвратившие или утерявшие книги, «подвергаются судебному взысканию как за растрату народного достояния»[11].

В штате библиотеки было два человека: заведующая В. С. Меньшикова и молодой библиотекарь Александра Малкова. Начинать им приходилось практически с нуля. В библиотеке не было электрического освещения, пользовались единственной керосиновой лампой. Не было каталога, не был оборудован читальный зал.

Фонд библиотеки в 1920 году составлял 6 849 экземпляров. Самыми популярными авторами у населения были: Л. Буссенар, Ж. Верн, А. Конан Дойль, Майн Рид, А. Дюма, В. Лажечников. Наиболее читаемая периодика – газеты «Правда», «Известия», «Уральский рабочий», журналы «Вестник знания», «Русская мысль», «Вестник Европы». В этом же 1920 году Нижний Тагил становится уездным городом. К нему присоединены 22 волости и в 20-ти из них были библиотеки. Центральная библиотека Нижнего Тагила получает статус уездной, начинает обслуживать население всего уезда и становится методическим центром для других библиотек.

В стране полным ходом идёт борьба с неграмотностью. Библиотека-читальня активно включается в эту работу. При ней создана городская школа для взрослых, библиотекари проводят консультации для самоучек. Становятся популярными громкие читки, книгоношество. Все важнейшие события жизни страны в 20-30-е годы находят отражение в работе Центральной библиотеки. Проводится трёхдневник по борьбе с туберкулёзом, работа по проведению книжного займа, по реализации займа укрепления крестьянского хозяйства, Дни урожая и коллективизации. Библиотека участвует в районных культэстафетах. Военная пропаганда ведётся под лозунгом: «Не должно быть ни одного читателя, не читавшего книг о том, как защищать СССР».

В середине 20-х годов библиотека меняет свой адрес и переезжает в здание по улице Карла Маркса, 27. Из сохранившегося в архивах Центральной городской библиотеки «Акта обследования Нижне – Тагильской ЦГБ за период с октября 1927 по март 1928 года» мы можем узнать, что штат библиотеки состоял из заведующего, работника основного фонда, библиотекаря передвижного фонда и технички. Занимала библиотека 6 комнат и кухню, освещение – электрическое, отопление – печное.

Книжный фонд библиотеки к тому времени увеличился до 14, 5 тысяч экземпляров. Библиотека выписывала 12 названий газет и 22 журнала.

В 30-е годы ХХ века фонд библиотеки уже составляет 19 323 экземпляра, а обслуживает она 3 962 читателя. В то время библиотеки не делились на взрослую и детскую системы. Обслуживали всех читателей, но 12 дней в месяц в утренние часы при Центральной библиотеке работало специализированное детское отделение.

В 30-е, годы в Нижнем Тагиле идёт бурное строительство. Работа на стройках становится основной задачей библиотекарей передвижного фонда. Открываются пункты выдачи книг в бараках, на стройплощадках Уралвагогзавода, ВЖР, Тагилстроя, рудника III Интернационала. С 1937 по 1968 годы библиотеку возглавляла Валентина Александровна Нечаева. На время её заведования выпали сложные, противоречивые и героические годы, годы потерь и начинаний.

С началом Великой Отечественной войны библиотека переходит на непрерывную рабочую неделю без увеличения штата сотрудников. Основной тематикой книжных выставок, бесед, обзоров того времени становятся – история Отечества, выдающиеся герои России, военные подвиги, героизм солдат на фронтах, уверенность в грядущей Победе. Библиотека начинает обслуживать призывные пункты, воинские части, трудовые колонны. В связи с эвакуацией в город многих оборонных предприятий резко возрастает спрос на техническую литературу. Открываются передвижные пункты выдачи литературы. Особой заботой библиотекарей становятся госпитали, палаты для слепых. Библиотекари проводят громкие читки для раненых, пишут за них письма под диктовку, приносят патефон и пластинки, и конечно, читают сводки с фронтов. Чаще всего библиотекари ходили в госпитали в собственные выходные или после работы. Работники Центральной городской библиотеки отправляли книжные посылки на фронт. В музее библиотеки сохранились письма фронтовиков, в которых они благодарят сотрудников библиотеки за эту поддержку (Приложение №5). После войны Центральная городская библиотека Нижнего Тагила была признана одной из лучших за годы войны. Как подтверждение этому – заметка в газете «Тагильский рабочий». Из неё мы узнаём, что «более 100 популярных книжных и фотовыставок организовала городская библиотека для своих читателей в 1945 году. Темы выставок чрезвычайно разнообразны и интересны.»[12]. Сотрудники библиотеки того времени уделяли особое внимание идеологической составляющей, что особенно видно из названий выставок, представленных читателям: «Карл Маркс», «Да здравствует наша победа», «Уголок избирателя», «Нюрнбергский процесс» и др.

Закончилась война, страна вернулась к мирной жизни.

В конце 40-х в Нижнем Тагиле работало около 70 библиотек. Из газеты «Тагильский рабочий» мы узнаём, что в Дзержинском районе работало «35 книжных передвижек… 25 книгонош, которые внимательно прислушиваются к запросам рабочих, доставляют интересующую их литературу на дом»,[13] работали передвижки «в красных уголках Уралвагонзавода»[14]. Но не только работа библиотеки заботила читателей, они волновались и по поводу «внешне культурного облика»[15] здания библиотеки, требовали от администрации тогда Сталинского района навести порядок перед библиотекой, установить ворота, обустроить подход к культурному учреждению. Также их волновало плохое комплектование фонда. Активные читатели переживали по поводу малого количества книг – «количество их (книг) увеличивается далеко не в соответствии с требованиями и культурным ростом читателей».[16]

Формы проведения мероприятий «В библиотеке часто проводятся лекции, доклады на различные темы, устраиваются громкие читки»[17]. «Вот уже четыре года подряд библиотекарь передвижного фонда центральной городской библиотеки …проводит читки художественной литературы…»[18].

В 1950 году в городе было» открыто 9 новых профсоюзных библиотек, пять библиотек при сельских клубах»[19]. К 1950 году фонд библиотеки составлял 50 809 экземпляров, а штат библиотек насчитывал 10 человек (Приложение №6). Библиотека катастрофически нуждалась в новом помещении «необходимо … более вместительное и благоустроенное помещение»[20].

В 1964 году библиотека переезжает в новое здание по Аресу проспект Строителей 1а, в котором располагается и по сей день. 60-е годы стали переломными для отечественного библиотечного дела. В это время происходит важный этап в истории отечественных библиотек – централизация.

Централизация

В 1966 году Министерство культуры Российской федерации инициировало эксперимент по централизации сети массовых библиотек. В эксперименте участвовали всего три города – Липецк, Шахты и Нижний Тагил.

В тот период библиотеку возглавляла В. А. Нечаева. Библиотека работала с 11 до 21 часа, и в среднем обслуживала в день 600 человек. Вся работа Центральной библиотеки велась на уровне требований того времени, и именно это позволило выдвинуть её в число библиотек для проведения эксперимента по централизованному обслуживанию читателей. Эксперимент подразумевал «создание единой библиотечной системы с общим книжным фондом и штатом сотрудников, единым административным и хозяйственным руководством, централизованным комплектованием и обработкой литературы, выделение центральных библиотек и реорганизацию всех других в её филиалы»[21].

В нашем городе в единую сеть объединились библиотеки Дзержинского, Тагилстроевского и Ленинского районов, библиотека Малой кушвы (всего 6 массовых библиотек). С 1968 года директором библиотеки становиться Г. П. Лалетина. Именно на её плечи ложиться груз ответственности за внедрение новшеств в библиотечное обслуживание, а сделать нужно было немало – провести исследования, анализ, внедрить в практику новый подход к комплектованию, обучить библиотекарей в процессе работы, заботиться о кадровом пополнении библиотеки.

В сентябре 1969 года директор ЦБС Г. П. Лалетина выступила на Коллегии Министерства культуры РСФСР, где обсуждался вопрос о централизации библиотечного обслуживания населения. Четырёхлетний опыт был одобрен, рекомендован для изучения и всемерного распространения по всем библиотекам страны. Главным достижением централизации были признаны – улучшение комплектования, удешевление стоимости обработки книг в два раза, организация сводного каталога по всем библиотекам (филиалам) города, создание мощного справочно-библиографического аппарата, рождение новых форм и методов информации. Стало возможным использование книги из единой библиотеки в любом микрорайоне.

Благодаря удачно проведённому эксперименту (в том числе и в Нижнем Тагиле) в дальнейшем были централизованы все сельские, профсоюзные и технические библиотеки страны (Приложение №6).

С 1983 года Центральную библиотеку возглавляет В. П. Шуклина. С её приходом начался новый этап в развитии библиотечного дела в Нижнем Тагиле. Такие новшества, как платные услуги, работа по целевым комплексным программам, разработка инструктивного материала и др. по достоинству оценены областью и страной, Валентине Павловне присвоено звание «Заслуженный работник культуры». В 1995 году за высокое качество организации библиотечного, информационного и справочно-библиографического обслуживания читателей, разработку и внедрение инновационных методов руководства деятельностью ЦГБ и её филиалов и методическое обеспечение развития библиотек Нижнего Тагила коллектив из 7 специалистов был награждён областной премией им. А. Н. Бычковой, следует отметить, что в 1990 году эту премию уже получала Береснева Ф. А., один из старейших сотрудников библиотеки.

Можно по праву гордиться тем, что Нижний Тагил внёс свою лепту в развитие библиотечной науки Советского Союза, а затем и России. Библиотеки города жили жизнью страны, старались быть нужными городу, его жителям. С их достижениями считались и в городе, и в области, и в стране. На сегодняшний день во взрослую библиотечную сеть объединены 14 филиалов, в детской системе – 16 филиалов, в том числе 5 сельских.

Назад



[1] Пирогова Е. Из прошлого уральских библиотек (конец XIX – первая треть ХХ вв.). – Екатеринбург. – 1998. – с. 83.

[2] Там же. – с. 118 – 119.

[3] Пирогова Е. Из прошлого уральских библиотек (конец XIX – первая треть ХХ вв.). – Екатеринбург. – 1998. – с. 119.

[4] Косоглядова О. А. Земское образование в Нижнем Тагиле в годы гражданской войны // Тагильский край в панораме веков: Материалы научно-практической конференции г. Нижний Тагил, 12-13 мая 1999 г. – Екатеринбург, 1999. – с. 85.

[5] Там же. – с. 85.

[6] Там же. – с. 85.

[7] Там же. – с. 86.

[8] Косоглядова О. А. Земское образование в Нижнем Тагиле в годы гражданской войны // Тагильский край в панораме веков: Материалы научно-практической конференции г. Нижний Тагил, 12-13 мая 1999 г. – Екатеринбург, 1999. – с. 86.

[9] Там же. – с. 86.

[10] Больше заботы о библиотеках // Тагильский рабочий. – 1948. – 18 ноября. – С.1.

[11] О прошлом для будущего…: сборник статей. – Нижний Тагил, 1988. – с.2.

[12] Книжные выставки // Тагильский рабочий. – 1946. – 6 марта. – С.2.

[13] 35 книгопередвижек // Тагильский рабочий. – 1946. – 6 марта. – С.2.

[14] Там же. – С.2.

[15] Белов А. О библиотеке, воротах и луже / А. Белов // Тагильский рабочий. – 1946. – 30 июня. – С.2.

[16] Там же. – С.2.

[17] Борисова Л. Соревнование библиотек / Л. Борисова // Тагильский рабочий. – 1948. – 18 мая. – С.2.

[18] Берова Р. Любимые книги / Р. Берова // Тагильский рабочий. – 1947. – 16 марта. – С.2.

[19] Книгу в массы! // Тагильский рабочий. – 1951. – 7 марта. – С.1.

[20] Михайлова Е. В городской библиотеке / Е. Михайлова // Тагильский рабочий. – 1949. – 3 ноября. – С.3.

[21] Абрамов К. И. История библиотечного дела в СССР. – М., 1980. – с. 300-301.