Инвалидам по зрению ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ Версия для слабовидящих Вернуться на старую версию сайта

15.05.2020

Обзор газеты «Тагильский рабочий»

Международный день семьи в середине мая начали отмечать в 90-х. Само же понятие имеет гораздо более глубокие корни и сопровождает человечество с самого начала его существования. Праздник напоминает нам о значении близких людей в нашей жизни. В год 75-летия Великой Победы мы решили рассказать своим читателям, как жили простые тагильские семьи в годы Великой Отечественной войны, как приняли страшную весть о нападении врага на родную землю, как становились героями и передовиками производства. Сегодня мы с вами побываем в горячих цехах завода, где мужчин у станков заменили старики, женщины и дети, развернем треугольники писем с фронта и заглянем в окна домов, куда война смогла дотянуться с далеких полей сражений, но получила твердый отпор уральцев. Полные версии статей можно найти в электронной коллекции «Тагил военной поры».

1941 год


Вот стоим мы с вами на широкой зеленой улице. Здесь, вдали от городского шума, живет старый доменщик Семен Семенович Дружинин. «Дом у него небольшой, но на редкость уютный. В палисаднике и на окнах много цветов. Жена Семена Семеновича Анна Петровна большая до них охотница. В комнатах чистота, годами установившийся порядок…

Счастливая старость у доменщика Дружинина. Да и то сказать – заслужил он ее. 45 лет проработал на родном заводе... Правительство по заслугам оценило работу Семена Семеновича. Оно присвоило ему звание героя труда и наградило значком «Лучший доменщик Союза». Когда в 1936 году Семену Семеновичу исполнилось 60 лет и он решил уйти на покой, ему была установлена персональная пенсия – 500 рублей в месяц.

Семен Семенович вырастил двух дочерей и сына. Дочери вышли замуж, ушли из родительского дома, а сын вместе с семьей живет рядом в таком же небольшом и уютном, как у отца, домике. Он избрал себе отцовскую профессию – работает сменным мастером в доменном цехе завода имени Куйбышева.
В выходной, обычно, все Дружинины собираются вместе. Так было и в воскресенье 22 июня. Дружной семьей слушали выступление по радио Вячеслава Михайловича Молотова. Потом долго молчали, находясь под впечатлением сказанного…
Вечером Семен Семенович сказал жене и сыну:
– Хочу я на завод итти работать. Молодые ребята на фронт пойдут – им замена нужна.
Он замолчал, ожидая ответа. Анна Петровна молча улыбнулась своей догадке. Еще днем она решила, что Семеновичу теперь дома не усидеть. Хорошо знала она своего мужа. Да и как не знать. Век вместе прожили».
Оригинал статьи

Познакомимся с еще одним интересным человеком – Степаном Томиловым: «В просторном, светлом помещении лесопилки гудят моторы, ритмично работают механизмы. У обрезного станка «Зеймер» мелькают причудливой фор­мы деревянные детали. Степан Марке­лович ловко подхватывает их и направляет к диску.
– Хорошо работает старик, – говорит мастер тов. Шестаков, указывая на Томилова. – Не оставляет станка, пока не даст сверх нормы десятка кубометров готовой продукции».
У Степана Маркеловича Томилова четыре сына, пять дочерей и пятнадцать внучат. Трое сыновей до войны, как и отец, работали на лесопилке, младший учился в горно-металлургического техникуме. Грянула война, ушли на фронт старшие Александр и Петр, следом отправились и Евгений с Федором. «В своих письмах красные воины корот­ко сообщают о себе, просят подробнее писать о производственных успехах».
Оригинал статьи

Многие семьи оказались в разлуке, журавлиным клином потянулись в жаркие от рвущихся снарядов края и обратно треугольники писем – тонкая ниточка надежды, соединяющая родные сердца.

В августе 1941го семья Шевцевых получила письмо: «Мы едем на фронт, – пишут братья-патриоты. – Фашистскую гадину будем бить так, как этого требуешь от нас ты, папа. Постараемся не опозорить свою горняц­кую фамилию и обязательно вернемся домой с победой».
Три брата обрати­лись в партийные и военные организации с просьбой зачислить их в действующую армию и создать танковый экипаж братьев Шевцевых. Их просьба удовлетворена. Виктор назначен командиром, Павел – башенным стрелком, а Николай – водителем.

1.jpg
На снимке: Николай, Виктор и Павел Шевцевы перед отправкой в действующую армию.  
Оригинал статьи

Семьи фронтовиков сразу же были окружены заботой и вниманием:
«У Вали Замураевой папа ушел на фронт. Мама работает. Дома много неотложных дел: надо наколоть дров, присмотреть за малышами. Как быть? На помощь красноармейской семье пришли тимуровцы… Находчивые, сообразительные, трудолюбивые ребята не дожидаются, чтобы их о чем-нибудь просили, а сами проявляют инициативу, ищут для себя дело».
Оригинал статьи

В первые же дни войны Указом Президиума Верховного Совета СССР был определен порядок назначения и выплаты пособий семьям военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава в военное время.
К концу года предприятия почувствовали нехватку кадров, начался «учет вторых и третьих членов семей рабочих и служащих района с целью привлечения их на производство».

1942 год

Настал самый тяжелый год войны.
Красная Армия терпела тяжелые поражения. Огромными потерями обернулись наступления под Ржевом, неудачей закончились попытки прорыва блокады Ленинграда. Стало ясно, что враг не только коварен, но и хорошо подготовлен. Впереди были долгие «дни и ночи у мартеновских печей», тыл снова провожал на фронт своих сынов. Перед нами газета за 8 марта 1942 года. Большая статья, как и полагается, посвящена женщине-матери, которая одна вырастила и воспитала четверых детей, всем дала образование, думала, вырастут – будут помощниками. Но о помощи попросила Родина.
Ушли в ряды Красной Армии Николай и Михаил. Вслед за братьями проводила она и дочь Юлию, которая выучилась на хирурга. Собрался на фронт и старший – Александр:
«– He плачь, мама, гордись своими детьми. Вон они какие у тебя – защитники родины. Переживи тяжелое время, мужественно перенеси временные невзгоды. И верь, твердо верь: недалек тот день, когда Красная Армия, советский народ разгромит Гитлеровскую грабьармию. Вернемся мы все к тебе и заживем снова прекрасной жизнью, да еще лучше, чем прежде.
Теплые слова утешения пишут сыновья из армии:
«Мама, ты за меня не беспокойся, хорошо я живу. Скоро сяду на боевую машину. Полечу громить фашистских бандитов» – сообщает летчик Михаил.
Артиллерист лейтенант Николай пишет:
«Спокойно работайте, мама, и не забывайте, что ваш мирный труд защищает ваш сын. Видите, какой он стал».
К письму приложена фотокарточка. Со снимка глядит бодрое, мужественное молодое лицо лейтенанта. Смотрит на него мать и не налюбуется. Да, такой не подведет, не посрамит седины матери. В любом трудном деле выйдет победителем, в любую минуту сумеет дать отпор врагу.
Да и другие не хуже. Артиллериста, летчика, врача дала мать родине, Красной Армии. В чьи славные ряды встанет ее четвертый сын, какой вид оружия доверят ему, – она еще не знает, но уверена, что и его рука не дрогнет в жестокой борьбе с зарвавшимся врагом».
Оригинал статьи

А вот заводские будни семьи Зверевых:
«Анатолий Зверев – один из первых тысячников завода, где директором тов. Журавлев. Он работает на-пару со своим старшим братом Виктором, которого знают на заводе, как виртуоза токарного дела. Виктор Зверев – токарь 7 разряда…
Вся семья Зверевых работает на этом заводе. Отец Николай Васильевич – замечательный разметчик – в настоящее время является мастером кузнечного цеха. Недавно Зверевы отметили его юбилей – 50-летие работы на производстве. Его дочь Антонина – распределитель работ на слесарном участке в том же цехе, где стоят станки ее братьев-тысячников.
Заместителем начальника инструментального цеха работает третий сын, Павел Зверев. Мать семейства, Евдокия Дмитриевна Зверева, трудится у кухонной плиты в качестве повара заводской столовой.
Любимцем семьи является сын и брат Владимир Зверев, сражающийся с гитлеровскими стервятниками на Ленинградском участке фронта. Он – летчик-штурмовик. Зверевы поддерживают с фронтовиком постоянную связь. Они пишут отважному летчику о своей плодотворной работе, приближающей час победы над врагом».

2.jpg
На снимке Виктор Зверев показывает брату Анатолию профиль фасонного резца.  Оригинал статьи

Удивительно похожи судьбы тагильских семей.
Вот еще одна простая и вместе с тем героическая:
«Великая отечественная война застала Жегановых на важных трудовых и общественных постах. Четверо из них работают на заводе, где директором т. Журавлев. Глава семьи Михаил Петрович Жеганов, имеющий 45-летний трудовой стаж, работает мастером-электриком в ремесленном училище № 2. Петр Жеганов является старшим механиком литейного цеха, а также секретарем цехового партийного бюро. Матвей Жеганов, унаследовавший специальность отца, работает мастером-электриком. Война помешала комсомолке Евгении Жегановой закончить высшее образование. Она работает сейчас диспетчером-плановиком и является комсоргом одного из механических цехов.
С большим уважением говорят в семье о фронтовике Василии Жеганове.
Он – ровесник Октябрьской революции – сражается с немецко-фашистскими мерзавцами на Балтике. Василий Жеганов, в прошлом электрик, учился до войны в Военно-Морской Академии. С каким волнением читают Жегановы написанные под артиллерийскую канонаду скупые, но трогательные письма сына и брата-фронтовика. Немцы рвутся к Сталинграду и Волге, их кровавые лапы тянутся к богатствам Кавказа, к бакинской нефти. Петр Жеганов с болью в сердце думает об этом, вспоминая свои поездки по цветущей Грузии, по солнечному побережью Черноморья и Крыма».
Оригинал статьи

1943 год

Продолжается война. В тылу по-прежнему особое внимание уделяют заботе о семьях фронтовиков. Созданы специальные отделы по государственному обеспечению семей военнослужащих.
Исполком городского Совета организует 22 августа в городском саду два массовых мероприятия, весь денежный сбор которых идет в фонд помощи семьям военнослужащих.
Только за пять месяцев семьям фронтовиков выдано около миллиона рублей пособий и пенсий. Советские организации и профсоюзы устраивают на работу членов семей фронтовиков. За время войны много женщин и подростков из семей военнослужащих заменили на производстве ушедших на фронт мужчин. Для членов семей военнослужащих, не имеющих специальностей, организованы курсы, для многосемейных женщин – надомный труд. Дети фронтовиков устраиваются в детских садах и яслях, прикрепляются на питание к молочным кухням и столовым с усиленным питанием. Летом многие дети фронтовиков отдыхают в лагерях и санаториях.
С собрания жен фронтовиков:
«– Мой муж, – говорит тов. Шишина, – погиб на фронте. За смерть его отомстит ненавистным фашистам сын, который сейчас в армии. Я здесь в тылу, как и всякий советский человек, своим трудом помогаю в скорейшем разгроме фашистов. Давать большее количество руды, досрочно выполнять программу – является для нас, жен-фронтовиков, большой радостью.
Тов. Московцева – мать пяти сыновей-фронтовиков – призвала присутствующих работать в 1944 году еще лучше, чтобы приблизить час возвращения воинов домой». 
Оригинал статьи

А в это время:
«На Пихтовой горе, в густом хвойном лесу построено прекрасное здание. Оно еще не совсем оборудовано, но уже и теперь каждый уголок приятно ласкает глаз посетителя. Всюду, куда ни взглянешь, чувствуется, что строители сооружали его с особой тщательностью, любовно отделывали каждую деталь. Они знали, что строят дом для сирот-малышей и вкладывали с дело свою любовь, свое уменье…
Заведующая детским домом Дора Николаевна Демидович… ночами не спит, все хлопочет, устраивает, достает что-нибудь для своих детей, чтобы малыши чувствовали здесь себя как дома, нормально росли и развивались, забыли горе и лишения.
Детский дом ежедневно пополняется новыми обитателями. Сироты отечественной войны, у которых фашистские звери отняли отцов и матерей, найдут себе здесь второй родительский дом...».
Оригинал статьи

3.jpg
Фото горнячек Рудника им. III Интернационала М. Тюриной, С. Суховой, А. Назаренко 

1944 год

Еще не смолкли звуки орудий, еще заводы не сбавляли темпов, стараясь дать фронту как можно больше боевых орудий. Но страна уже дышала ожиданием победы, Красная Армия почти полностью очистила территорию страны от немецко-фашистских захватчиков и вплотную подошла к границам Германии. В тагильских домах по-прежнему с нетерпением ждали почтальона:
«Привычными, ловкими руками она сортирует кучу писем, газет, денежных переводов, ул. Фрунзе, Передовая, Тагильская, Максима Горького, Горная. Смотря на адреса писем, Галя мысленно входит в знакомые дома и переживает радость получателя. Вот письмо тов. Конышевой от дочери из Хабаровска, она давно его ждет. Доволен будет сегодня и отец двух фронтовиков Шептаев: ему письмо и открытка».
Оригинал статьи

Получил письмо с фронта и председатель колхоза «Новый быт» Иван Владимирович Репьев.
Сын пишет: «Папа, я уже имею на своем счету 50 убитых фрицев. Ты же не оставайся в долгу, лучше работай, больше помогай фронту». И отец, как и все его односельчане, конечно, помогает:
«Село Лая утонуло в предрассветной дымке зимнего утра, и издали кажется, что оно спит. Но курившийся дымок из трубы свидетельствует о том, что рабочий день начался.
Зима, казалось бы, самая благоприятная пора для отдыха колхознику. Но нет. Вместе с зимой на смену летней горячей работе пришли десятки других неотложных дел. Самоотверженный труд кипит и сейчас…
У многих колхозников есть кто-нибудь на фронте – муж, сын, отец, брат и кто же не желает скорейшей встречи с ними? Значит, надо трудиться еще лучше, отказать себе кое в чем и усилить помощь им. – Так думает каждый из них».
Оригинал статьи

В нашем городе в годы войны оказались люди из разных уголков Советского Союза.
Кто-то был эвакуирован с предприятиями и организациями, кто-то приехал работать на производство. Многим здесь пришлось учить русский язык, овладевать профессией. Второй родиной стал Нижний Тагил и для сотен ленинградцев:
«Три года назад Анастасия Ивановна Кострова жила в Ленинграде. Муж, три сына – Николай, суровый на вид, заботливый и ласковый Сашка и веселый, энергичный комсомолец Алексей – составляли дружную, советскую трудовую семью.
Война. Проклятые, ненавистные враги разбойничьим нападением разрушили мирную жизнь. В первые дни войны Николай с Алексеем ушли на фронт – один артиллеристом, второй – стрелком. Муж остался работать на заводе. Анастасию Ивановну уговорили с младшим сыном эвакуироваться в Тагил. Чужими казались незнакомый город, природа, люди. Ежедневно с волнением слушала Анастасия Ивановна радио – страшная опасность надвигалась на родину, суживалось вражеское кольцо вокруг любимого Ленинграда. Нет весточки от сыновей. И не раз материнское сердце сжималось от боли, и слезы брали свое».
Оригинал статьи

А вот так оказался на Урале белорусский мальчик Петя:
«Петя Волосач приехал в Ленинград погостить. Родная тетка встретила его хорошо, но полюбоваться красивым городом белорусскому мальчику не пришлось. Началась война.
Петя поступил в ремесленное училище. Получая в день по 250 граммов хлеба и миске дрожжевого супа, он и его товарищи работали с остервенением.
Вместе со старыми рабочими рыли они траншеи, строили укрепления. Немецкие летчики расстреливали их из пулеметов. Но юные патриоты не уходили.
Ремесленники покинули Ленинград. На машинах они переезжали Ладожское озеро. Немецкие летчики забросали озеро бомбами, разбили лед. На глазах у Пети впереди идущая машина провалилась в воду. Машина, на которой ехал он, передними колесами коснулась воды, но ребята успели выскочить из когтей смерти.
Безмолвные обошли они могилу своих товарищей, и каждый затаил в своем сердце ненависть к врагу. Затаил и Петя. За несколько дней мальчик стал сиротой. Немцы отняли у него родной дом, мать, сестер и братьев, убили его товарищей. 14-летний юноша приехал на наш завод чуть-чуть поседевшим, опечаленным и злым к работе.
За два года он стал токарем-универсалом. Любую деталь на любом станке обрабатывает рабочий 5 разряда ремесленник Петр Волосач. 38-40 деталей №05-226 за смену дают опытные производственники, а Петр за 6 часов снимает 60-65.
Юноша ни на минуту не забывает клятвы, мысленно данной им у могилы товарищей на Ладожском озере:
– Смерть за смерть!
И хотя Петр не воин, но бьет немцев по-гвардейски».
Оригинал статьи

В статьях за 1944 год вы также найдете историю о том, как держит в идеальном порядке «шакировский километр» семья путеобходчика Шакира Мухаметшина, чтобы поезда не теряли скорость. Оригинал статьи

Вы узнаете, что супруги Романцевы счастливы в браке 25 лет и воспитывают 9 детей. Оригинал статьи

Вы побываете в семье чувашей Курмышевых, которая, потеряв мать, перебралась к отцу-литейщику на Урал, чтобы работать на заводе и строить новую жизнь. Оригинал статьи

4.jpg

1945 год

5.jpg

Вот-вот 4 года, 1418 дней самой тяжелой и кровопролитной войны в истории России должны стать историей, нашим общим горем и общей Победой на все времена. Пройдет 75 лет, затянутся кровавые раны, кое-где в бывших союзных республиках будут свержены памятники солдатам, непреодолимые силы заставят перенести Парад Победы. Но пережитые тогда, в сороковых, страх, боль и непреодолимое желание отстоять родную землю, свою семью въестся в каждую клеточку, до костей, до последней капли крови и навечно станет народной памятью.
«... На столе, покрытом белой скатертью, лежало треугольником сложенное письмо. На конверте детским почерком было старательно выведено: «Лидии Макаровой, пом. забойщице шахты Капитальная». Младшая сестренка писала: «Мама тебя вспоминает. Девчата с торфа домой на побывку едут, а тебя все нет...»
Лида положила письмо на колени и задумчиво посмотрела в окно. Веселые огоньки в домах, белая пелена снега и темные верхушки деревьев. Там, за поселком шахта Капитальная, ее шахта, которая стала уже родной, несмотря на тяжелый горняцкий труд... В суровые дни войны Урал стал ей родным краем. Лида улыбнулась: смешная маленькая сестренка! Будет и дом и отдых, но только не сейчас.
За стеной чей-то девичий голос мягко пел старинную русскую песню. В комнате общежития было тихо. Лида взяла листок бумаги и стала писать: «Дорогие мои, не беспокойтесь обо мне… Мне на Урале хорошо. Я стахановка…»
Скромная рязанская девушка-горнячка делает на шахте большое почетное дело». Оригинал статьи

«У трехлетнего Юры Котенкова родители погибли в дни блокады Ленинграда. Мальчика привезли в Тагил, в дом матери и ребенка. Заботливые няни приласкали ребенка, окружили вниманием, сделали все, чтобы Юра поправился, стал здоровым, жизнерадостным.
Однажды в дом матери и ребенка пришли муж и жена Горбуновы. Они решили взять на воспитание мальчика. Юра понравился им больше других. Его взяли в семью. Уже год Юра живет у Горбуновых…
Материнской лаской и вниманием окружают советские люди детей, потерявших своих родителей. Восемнадцать осиротевших малышей усыновили тагильчане в прошлом году и троих в этом». Оригинал статьи

И жизнь потихоньку налаживалась.