Инвалидам по зрению Вернуться на старую версию сайта
ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ Версия для слабовидящих

Тайны Бездонного
Странная ряска
Сообщества прозрачных глубин
Санитары, «коровы» и хищники голубой бездны

Рассказ о позвоночных
Значение и использование озера Бездонного
Таволги
Характер и черты водоема
Два берега
Ещё о гидрофлоре и гидрофауне
Главный житель озера
Летняя ярость жизни
Счастье Глухого озера 
Библиография  

От автора

В Тагиле и окрестностях настоящих озёр немного, в основном пруды. Интересно сравнить два из самых известных и крупных пригородных озёр: Таволги и Бездонное. Находятся оба водоема примерно на одинаковом расстоянии: первый на юге, второй – на юго-западе от Тагила. Озера различны по происхождению, гидрологии, гидрохимии, водной фауне и флоре. Именно поэтому отметить их особенности будет увлекательно как автору, так и всем любителям родной природы.

Общим между акваториями является лишь то, что вода в них не загрязнена пока промышленными стоками, зеркала водоемов окружены таежными лесами, а гидрофауна и гидрофлора бедна, хотя и по разным причинам. Даже чайки не часто их посещают.

В остальном Таволги и Бездонное – антиподы почти во всех отношениях. Первое похоже на заиленное, зарастающее, умирающее водяное блюдце с чистой, но коричневой болотной водой. Второе – карстовый провал, чаша с зеленовато-голубой, изумительно прозрачной, кальцинированной водой, спряталось среди почти нетронутой тайги чуть западнее оси уральского водораздела.

Почти все наблюдения, определения и выводы сделаны автором в результате многочисленных поездок и походов, совершенных за последние 20 лет. Часть сведений почерпнута из бесед со старыми, опытными охотниками и рыбаками или взята из скудных описаний моих предшественников. Сам рассказчик ихтиолог по образованию, а также пловец-разрядник, аквалангист и ныряльщик, что, несомненно, пригодилось в изучении водоемов.

Тайны Бездонного

Речь пойдет о гидрологическом памятнике природы областного значения, который находится в 30 километрах к юго-западу от Тагила, чуть западнее оси Уральского хребта. Озеро прячется в лесу, в 200 метрах от Смородинского водохранилища, находящегося на Межевой Утке.

Изучение озера имеет свою небольшую историю. Сорок лет назад на водоеме побывал гидрограф В. Головко, который в книжечке «Озёра нашего края» пишет: «Местные жители не могли измерить глубину озера и назвали его Бездонным. Это один из больших карстовых провалов, заполненный водой. Такое происхождение озера подтверждает пещера, находящаяся под водой, в прибрежной зоне озера. На глубине 10 метров видны серые, массивные плиты, отвесно уходящие вглубь. Дальше все исчезает во мраке. Уже в трех-четырех метрах от берега глубины могут достигать 30 метров, а к центру увеличиваются до 50 метров. Водоем расположен в полосе известняков». Далее гидрограф сообщает, что озеро бессточное, содержание кальция составляет до 43-46 миллиграммов на литр; весьма значительно количество сероводорода. Водоросли, погребенные деревья, сползшие вместе с частью известкового берега, покрыты серовато-белым налетом извести.

От себя скажу, что растворенного кальция в воде действительно хватает. Поэтому вода в озере имеет необычный вкус, и её почему-то не хочется пить много, несмотря на удивительную прозрачность. Встречаются упавшие в воду деревья. При этом корни ещё на берегу, а крона, уже голая, полностью погружена. Насчет же бессточности Головко не прав. Вероятно, он был на Большом Камне и не заметил ручья на противоположном восточном берегу, вытекающего из озера. Место истока скрыто ковром болотной растительности. Кстати, это пологое место единственное по берегу. За 17 лет я ни разу не видел, чтобы ручей иссяк. Насчет значительного количества сероводорода автор книжечки явно преувеличил.

30 апреля 1969 года замеры на озере и наблюдения вела группа под руководством заведующей отделом природы краеведческого музея Ф. М. Поповой. По данным этой группы озеро оказалось длиной 300 метров, шириной 200 метров, площадью 2,5 гектаров, глубиной 49 метров при средней глубине 25 метров. Форма озера овальная, спокойная. Крутизна северо-западных и западных берегов достигает 25-30 градусов, т. е. берега круты, кроме пологого восточного берега. Площадь озера почти не меняется в течение года. Уровень водоема повышается немного лишь весной. Далее Попова сообщает, что на дне озера имеются каменистые гряды, пни и корни, и покрыто оно тонким илом – гиттией. Дно озера образовано палеозойскими известняками – доломитами и представляет собой неровный котлован с выступами и провалами коренных пород. И, наконец, приводится температура воды на глубине 20 метров - +5,6 градусов Цельсия; сообщается, что озеро замерзает и вскрывается на две недели позже наших обычных водоемов.

Затем музейный работник делает ошибочный вывод: озеро заморно из-за активного сероводородного брожения. Чувствуется, что человек не гидролог и не гидробиолог. Иначе не сделала бы такого вывода. Во-первых, температура 5,6 Цельсия подо льдом, т. е. фактически зимой, говорит о многом. В обычных наших водоемах температура подо льдом зимой около 4 градусов Цельсия. Не выше и не ниже. Почему? Дело в том, что одно из самых удивительных свойств такого жидкого минерала как вода, является то, что самой плотной и тяжелой она становится при 4 градусах Цельсия. При осеннем охлаждении именно такая вода с поверхности опускается на дно. После того, как вся вода в водоеме охладилась до 4 градусов Цельсия, перемешивание замедляется и дальнейшее охлаждение воды сверху приводит не к опусканию её, а к расширению, облегчению, а затем и замерзанию при 0 градусов Цельсия. Благодаря этому свойству лед образуется не на дне водоемов, а сверху. И защищает, утепляет от морозов озера, пруды, реки, сохраняя в них жизнь.

Итак, температура 5,6 градусов Цельсия на большой глубине в зимних условиях показывает, что происходит подтепление воды за счет притока глубинных подземных вод. То есть озеро проточно, причем не только за счет прибрежных ключей, и вытекания из озера ручья с восточного берега, но и за счет глубинных грунтовых вод.

Продолжу свои взгляды по гидрологии и гидрохимии. В глубинах озера дно выглядит безжизненным, но виноват в этом не сероводород, а наш климат и глубина озера. В очень глубоких наших водоемах из-за отсутствия света даже летом нет водной растительности на дне, а значит, нет и организмов, связанных с ней. В зимних же условиях подо льдом практически все растения отмирают. Если добавить, что в озере Бездонном температура на глубине практически одинакова зимой и летом (5-7 градусов Цельсия), то становится понятным, что в такой воде трудно заметить проявление жизни. Конечно, разложение деревьев, погибших организмов, опустившихся на дно, приводит к образованию сероводорода, который нейтрализуется кислородом при осенне-весеннем перемешивании воды. Тем самым сероводород рассеивается, уменьшается его количество. Часть сероводорода идет на осаждение ионов железа, меди, цинка, что также приводит к уменьшению количества сероводорода. Но это ещё не все. Значительное количество кальция в воде приводит к тому, что вода в озере имеет нейтральную реакцию, а не слабокислую, как в обычных водоемах. Эта нейтральная по кислотности вода переводит сероводород в менее вредную форму – сульфит водорода. Низкая круглогодичная температура глубинных вод замедляет разложение остатков на дне, а значит, ещё больше улучшает режим озера. То есть, сероводород озера окисляется, вымывается, нейтрализуется довольно интенсивно и успешно.

Для полной убедительности, что озеро не заморно, проточно и содержание сероводорода в нем незначительно и безвредно, приведу другие свои наблюдения. На дне озера, ближе к берегу, в иле были обнаружены рачки-бокоплавы (мормыш). А на подводных растениях я не раз видел ручейников. Эти членистоногие не могут удрать из водоема во время его замерзания. Со дна озера иногда ловили окуней и гольянов. А окуни склонны к постоянной «прописке». Гольяны тоже предъявляют требования к воде. Бездонное небогато жизнью, но по причине своей глубины, холодноводности и повышенного содержания кальция.

Другое дело, что человек может нарушить биологическое равновесие водоема, оставляя в нем пищевые отходы, мусор. Не раз замечал на дне на глубине шести метров кастрюли, банки. А у озера есть только один способ борьбы с органическими загрязнениями: на увеличение кислотности в результате разложения органики отвечать увеличением растворенного кальция, гидрокарбонатов. Но это не беспредельно. Может наступить момент, когда избыток кальция начнет угнетать жизнь в озере. Нелишне было бы и оттащить деревья, готовые упасть в воду. При желании мы можем сберечь нашу «каплю моря» для потомков.

Теперь нам понятны секреты воды в этом водоеме. Морской цвет воды в озере объясняется нейтральной реакцией воды, характерной для морей и океанов. Удивительная прозрачность озера объясняется несколькими причинами: вода в озере практически не цветет из-за холодноводности и высокого содержания кальция, отсутствует и ветровое перемешивание, так как озеро глубоко и защищено от ветров берегами и лесом, и значит, донные осадки не поднимаются. Кроме того, питается озеро в основном за счет чистых грунтовых вод.

Странная ряска

В познании секретов растительного мира очень кстати оказались моя страсть к подводному плаванию и кое-какой багаж гидробиолога.

Что же я открыл в этой «капле моря»? Меня поразила величина желтой кубышки в этом озере. Такой мощной и длинной у нас больше нигде не встречается. От больших сердцевидно-овальных плавающих листьев к толстым, бугристым, змеевидным корневищам шли на глубину четырех метров тонкие черешки. Страшноватыми корневищами покрыт крутой склон дна. У самых корней ждал другой сюрприз – морщинистые смятые глубинные листья. Глядя на них, трудно поверить, что это листья одного растения. Интересно и то, что ближайшей родственницы кубышки – кувшинки в озере нет. Желтый, не особенно изящный цветок кубышки оставляет в конце лета после себя зеленый плотный кувшинчик с семенами.

Дно небольшими уступчиками резко уходит в зеленовато-голубую бездну. Лучи света пронзают воду и освещают эти уступчики, покрытые привлекательной желто-зеленой травкой. На ощупь травка оказалась жесткой. Но насколько симпатичным было растение на подводной лужайке, настолько невзрачно оно на поверхности. Жесткое грязноватое растеньице с резким неприятным запахом – это харовая водоросль или просто хара, индикатор на высокое содержание кальция в воде.

Странной оказалась и ряска. Мы привыкли видеть, что ряска плавает на поверхности, а эта глубинная. Она на глубине 2-3 метров обволакивала упавшие в озеро безжизненные ветки и стволы. Название этой ряски – трехдольная; она довольно редко встречается в наших водах.

Набрав воды из озера, дома я с удивлением обнаружил в ней изящные, полупрозрачные, зеленоватые шарики величиной 1-2 миллиметра. Это не что иное, как вольвокс, пожалуй, самая примитивная водоросль водоема. Идеальные шарики можно было бы назвать самым оригинальным и красивым растением озера, если бы не их крошечные размеры. Вероятно, вольвокс и вызывает летом слабое цветение воды на поверхности.

О своеобразности этого памятника природы можно судить не только потому, что в нем есть, но и потому, чего в нем нет. Из полуводных растений в озере отсутствуют: рогоз, озерный камыш, стрелолист, водяная гречиха, хвощ приречный, белокопытник – обычные растения Черноисточинского пруда и Межевой Утки. В Бездонном нет и многих настоящих водных растений, таких как, рдест блестящий и курчавый, лютик волосолистный и плавающий, перистолистник, телорез.

Общей с другими водоемами является элодея канадская. Это обычное светолюбивое растение наших вод. В Бездонном оно встречается на глубине до 2-х метров, покрывая иногда дно темно-зеленым ковриком. Это единственное, пожалуй, растение, остающееся зеленым и подо льдом. Элодея удобна для домашнего аквариума.

Весьма привлекательным растением водоема является белокрыльник – дикий родственник домашней каллы. Он украшает береговую линию и идет на глубину, но не более полуметра. На мелководье встречается рдест пронзеннолистный. Не обошлось озеро и без банальных нитчатых водорослей, другими словами, тины, которая изредка встречается на небольшой глубине у самого берега. Своей необычностью и редкостью запоминается полуводная наумбургия.

Как видно, гидрофлора озера своеобразна, хотя бедна и количественно, и качественно. Особенностью в размещении водной растительности является то, что она идет узкой полосой по берегу и в воде до глубины 5 метров. Из-за полного отсутствия мелководья площадь, занимаемая водными растениями, очень мала.

Прибрежная растительность обычна для наших мест. На восточном, более низком и чуть заболоченном берегу в воду смотрятся осока, камыш лесной и кровавый глаз. Здесь же можно увидеть и кусты ивы. На других, более крутых берегах над водой склонились ольха серая и береза, чуть повыше – сосны. На южном, сумеречном берегу больше ели и пихты. Из кустарников обычны шиповник и жимолость. Из трав по берегу растут клевер, тысячелистник, подорожник, мать-мачеха, ромашка и лесной горошек, кое-где хвощ лесной, зонтичные, очитки.

Иногда, когда наверху вокруг озера ещё нет грибов, на северном, прогреваемом солнцем крутом берегу водоема уже могут быть в изобилии маслята, сыроежки, моховики, подберезовики, бычки. Вокруг озера произрастают зверобой, калган.

Сообщества прозрачных глубин

Как люди образуют сообщества – города, в которых плотность населения очень высока, так и в океанах, морях, озерах существуют сгустки, полосы жизни. В прозрачных водах нашего самого глубокого озера Бездонного жизнь также образует сгущения в виде прибрежной подводной полосы глубиной до 5 метров, идущей по периметру всего озера.

Из чего же состоит полоса жизни этого водоема? Это, прежде всего, водные растения. Их немного. И наибольшую биомассу образуют хара, кубышка, элодея. Наиболее характерны для озера «без дна» два первых вида, служащие домом и кормом для мелких многочисленных существ. Заросли короткой жесткой хары привлекают целое сообщество – комплекс организмов, предпочитающих именно эту водоросль. Здесь удалось обнаружить рачков-бокоплавов, ручейников – лимнофилюсов и фриганей-стриат. Если лимнофилюсы имеют домик, похожий на ёжика и встречаются везде, то у фриганей-стриат – гладкий аккуратный чехольчик, и любят они чистые и прозрачные стоячие воды. Неспешно ползают бурые, неприятные личинки стрекоз-коромысел, а рядом нежные изящные личинки стрекоз-красоток. Очень незаметны хищные черви пиявок: глоточная пиявка (малая ложноконская), живущая у нас почти везде, и очень маленькая, не более 2-х сантиметров, улиточная, живущая в холодных чистых водах. Жертвами последней чаще всего становятся улитки. Кстати, улитки в озере имеют полупрозрачные, бледные раковинки – это особенность водоема. Возможные причины этого – недостаток кремния в воде, место которого занимает растворенный кальций.

Можно встретить обычного и ушкового прудовиков, но самой удивительной оказалась крошечная катушка-нитидус с прозрачной раковинкой менее 1 см. Из двустворчатых ракушек в зарослях хары есть только горошинка. И маленькая горошинка, и катушка не переносят загрязнения и тем самым характеризуют озеро. В сообщество хары входят мелкие, роющие личинки поденок и ещё более мелкие, невзрачные личинки веснянок размером 5-6 мм. У последних хвост оканчивается не тремя ниточками, как у поденок, а двумя. Этих видов поденок и веснянок я нигде не встречал и оставляю их для определения видовой принадлежности будущим энтузиастам-биологам. За живностью, входящую в харовую компанию, не прочь поохотиться мальки щуки, окуня, гольяны.

Другое сообщество выбрало своим домом и кормом заросли кубышки, стебли которой тянутся от змеевидных корневищ с глубины 3 метров и оканчиваются блестящими, плавающим на поверхности листьями. Внешнюю, воздушную сторону листьев облюбовали красивые, переливающиеся оттенками бронзового цвета жучки-радужницы. Их личинки так любят кубышку, что сосут соки из её стеблей под водой. Кроме радужницы продырявливать листья могут и серенькие личинки ещё одного «друга» кубышки – черноватого, маленького жучка с желтой грудкой, также относящегося к листоедам.

На подводной поверхности листьев приклеены чрезвычайно нежные плоские хрустальные домики необычных ручейников. Домики их сделаны, вероятно, из частичек кальция. Этот крошечный ручейник – особенность озера. Его видовую принадлежность ещё предстоит определить.

Ручейники-лимнофилюсы, которых рыбаки называют дутышами, в первую половину лета не раз замечал на стеблях и листьях кубышки: на них удобнее окукливаться и превращаться во взрослых летающих насекомых. В зарослях кубышки попадались совершенно эфемерные прозрачные червячки длиной не более 1 сантиметра. Возможно, это водяные змейки из семейства наитид.

Часть беспозвоночных созданий независима от этих компаний-сообществ. Капельками живой ртути рисуют замысловатые узоры на водяной глади жуки-вертячки; иногда на поверхность всплывают симпатичные жучки-плавунцы. Они и их отвратительные личинки – кровожадные хищники, нападающие на головастиков, мальков рыб, личинок насекомых, пиявок.

Среди пиявок встречается хищница – ложноконская; эта крупная, отвратительная, буро-черная пиявка нападает на несчастных улиток, высасывая их изнутри, или на травмированных больных рыб и другую живность. И вместе с тем это неприятное создание исполняет роль санитара, поедая мертвых рыб, лягушек и головастиков. Ложноконская пиявка, живущая под камнями у самого берега, очень редка в озере, как и плавунец. Этих хищников куда больше в заболоченных озерах вокруг Тагила.

Из водяных клопов лишь водомерки бегают по зеркальной поверхности. В родниках на берегу можно встретить клопов-водяных скорпионов. Но не заметишь личинок комаров: очевидно, их не устраивает вода озера.

Над голубой гладью носятся в вечных поисках добычи стрекозы-коромысла. Порхают зеленые красотки, нежные стрелки. Не дают покоя осы, пчёлы, шмели. Фейерверк жизни дополняют обычные для тайги бабочки – траурницы, голубянки, крапивницы, шашечницы, лимонницы, белянки. Идиллию общения с озером изрядно портит дьявольская троица из слепней – бычьего, дождевки, златоглазика.

Санитары, «коровы» и хищники голубой бездны

Известный санитар – речной рак – отсутствует в этих изумительно прозрачных водах. Санитарами самого глубокого озера нашего края можно назвать рачков-бокоплавов (называемые рыбаками мормышем). Они оказались самыми крупными ракообразными озера Бездонного. Они не брезгуют ничем, поедая отмершие и живые растения, мертвых дафний и циклопов, погибших рыбок и лягушек. Наши бокоплавы относятся к семейству гамарусов и под этим названием поступают в продажу в качестве сухого корма для аквариумных рыб. Живые рачки – питательный и ценный корм для рыб озера. Они активны круглый год и чувствительны к загрязнению воды, поэтому их не встретишь в Тагильском и Леневском прудах.

В голубой бездне есть и крохотные санитары размером около 1 мм. Это маленькие, буро-зеленые кругленькие камешки, у которых при увеличении можно увидеть торчащие ножки. Эти ракушковые рачки могут жить на глубине до 50 метров, заселяя дно озера. Им не нужен свет, так как они питаются илом, содержащим остатки отмерших растений и животных. Одновременно ракушковые рачки сами являются ценным кормом для гольянов и мальков окуня. Кстати, ракушковые рачки очень древняя группа раков: их ископаемые остатки встречаются в породах возрастом в сотни миллионов лет.

Кто же является «коровами» озера? По способу питания микроскопическими коровками, около 1мм, можно назвать группу ветвистоусых рачков – дафний. Они держатся в толще воды и питаются, как и положено травоядным, микроводорослями, бактериями, частичками ила. Эти симпатичные крошечные создания предпочитают верхние, освещенные горизонты, летом наиболее теплые. На зиму они отмирают, но успевают оставить многочисленные яйца в капсулках, чтобы возродиться к жизни следующей весной.

Ещё одним из таких микроскопических хищников являются циклопы – группа, относящаяся к веслоногим рачкам. Размер у них не более 2 мм. Циклопы не дают спуску никакой живности, даже иногда значительно большей, чем они сами. Несчастных «коровок» - дафний они разрывают на части, а коловраток и простейших просто заглатывают целиком. Если жертва крупна, то рачки волчьей стаей набрасываются на добычу, проникают в неё и изнутри выедают жертву, оставляя одну оболочку. Циклопы размножаются круглый год, и поэтому, несмотря на свою «жестокость», сами являются ценным кормом для многих рыб, особенно для молоди.

Как видим, гармония и целесообразность в природе достигается путем невидимых кровопролитных сражений между хищниками и жертвами, приводящих, в конце концов, к равновесию между количеством тех и других.

В прозрачных водах озера есть и другие плотоядные. Это представители паукообразных – водяные клещи. Плавая под водой, я невольно поразился, увидев движущиеся кирпично-красные шарики размером 5-6 мм. Это были клещи рода пиона. Для человека шарики безобидны, но они гроза для всякой мелкой живности, в том числе и для хищных циклопов. У дна встречаются мохнатые красно-оранжевые шарики – клещики рода гидрахна. Похожи на них зеленовато-бурые клещики – брахигоподы. Клещики малы и их добычей являются коловратки, инфузории и другие простейшие. Яйца водяные клещики откладывают в живые ткани водных растений. Появившиеся личинки плавают в поисках ручейников, водяных клопов, личинок стрекоз и жуков. Присасываются к ним и паразитируют, пока не вырастут. В то же время клещики и их личинки служат кормом для рыб, водяных клопов, личинок стрекоз и других обитателей озера. Так, что всё в этом озере связано в единую экосистему.

Рассказ о позвоночных

Подводный пейзаж оживляют многочисленные косячки мелких, с мизинец, серебристых рыбок; по бокам у них заметны пятнышки в виде полосы от головы до хвоста. Это признаки речного гольяна, точнее, обычного гольяна-красавки. Озерный же гольян крупнее, имеет зеленовато-желтый цвет, и его нет в озере без дна. Зато много в озерцах вокруг Тагила; есть он и в самой Тагилке. Эти два вида гольянов не скрещиваются, самостоятельны и имеют разные видовые латинские названия.

Подводную картинку делает ещё более занимательной косячки из сотен полосатых мальков окуня. На глубине, среди ветвей затонувших деревьев, притаились и крупные окуни. Хищники держались поодиночке или по две-три особи. Изредка попадались на глаза затаившиеся мелкие щучки, весом не более 500 граммов.

Другие виды рыб не заходят в зеленую чащу: их не устраивает повышенная жесткость воды и невысокое содержание кислорода зимой. Одним словом, озеро не богато рыбой. Растительность и кормовая живность из-за крутизны подводного склона и глубоководности сосредоточены лишь в узкой подводной прибрежной полосе по периметру озера. Планктон озера так же беден из-за холодноводности и высокого содержания кальция.

Летом в озере полно головастиков. У уреза воды греются лягушата. Это коричневые лягушата травяной лягушки. Кроме ящерок, греющихся на солнечном берегу, других рептилий на берегах и в воде нет. Ужей тоже нет, так как их не устраивает полное отсутствие жесткой полуводной растительности, где можно укрыться.

По этой же причине озеро избегают и утки, хотя рядом, в Межевой Утке, их хватает. Иногда водоем посещают озерные чайки, но долго не задерживаются, так как они находят больше добычи на расположенном по соседству Смородинском водохранилище.

Водные звери также сторонятся озера без дна. Здесь нет даже ондатр и водяных крыс. И всё из-за отсутствия полуводной, жесткой растительности вдоль берегов, в которой было бы удобно прятаться и строить хатки. Мышевидные грызуны не раз привлекали мою собаку на берегах озерной чаши. Но зайцев непосредственно на крутых склонах не встретить, хотя вокруг озера их немало.

Белые и желтые трясогузки, суетливо бегающие у самой воды, дробь дятлов, звучные голоса кукушек, сдержанно каркающие вороны – непременные артисты береговой сцены водоема. Осенью у озера можно вспугнуть рябчика или тетерева. И уже как редкую удачу, услышишь шумный взлет глухаря.

Значение и использование озера Бездонного

Водоем нецелесообразно использовать в каких-либо хозяйственных и промышленных целях. Но зелено-голубая чаша очень ценна для отдыха, для экологического воспитания детей и взрослых, для научного изучения, для подводного спорта. Такой воды для умеющих плавать и нырять не найдешь нигде в Свердловской области.

Будущее нашей «капли моря» видится так. Когда-нибудь возникнет на берегах голубой бездны гидробиологическая станция. Задачи станции будут весьма обширны: изучение жизни озера, а также реки Межевая Утка и Смородинского водохранилища; охрана дна и берегов от загрязнения и замусоривания, практическая полевая работа для биологов и гидробиологов. На станцию будут охотно приезжать аквалангист: ведь глубина озера 50 метров, а прозрачность до 10 метров. Правда, есть одно «но». Дело в том, что формально озеро является гидрологическим памятником областного значения. А это значит, если станция и появится на нем, то она не должна своей деятельностью серьезно нарушать этот статус. Деятельность станции должна быть корректной и аккуратной, способствовать чистоте берегов и дна, не допускать лишних построек.

Таволги

Озера, как и люди, развиваются, проходят зрелость, стареют и исчезают – умирают. Длительность жизни зависит от размеров, глубины, скорости осадконакопления и множества других факторов. Одни живут миллионы лет, другие всего лишь сотни лет. Об одном из короткоживущих озер родного края, достигшим глубокой старости, пойдет речь.

В летнюю жару хочется очутиться на берегу водоема среди леса, где мало людей, хочется искупаться в чистой, прохладной воде. Этим желаниям отвечает озеро Таволги (местные жители называют его Карасевое), имеющее связь с озером Глухое, что находится в трех километрах на юго-восток от станции Таволги. Таволги, как крошечное море среди леса, дарит в самую жару удивительную ширь и свежесть.

Печатные сведения об озере крайне скудны. Лишь в книжечке-брошюре Касперовича за 1965 год есть краткие сведения: длина водоема 1,5 километра, ширина 1 километр. Берега низкие, топкие, поросшие осокой. Сообщается, что озеро находится в 33 километрах от Тагила. Летом клюет средний и мелкий карась. Скудость сведений об озере Таволги побудили меня поделиться своими многолетними наблюдениями и суждениями о судьбе этой акватории.

Характер и черты водоема

Озеро имеет ряд особенностей, имеющих практический и познавательный интерес. Его зеркало уже в восточной части и расширяется в западной за счет двух заливчиков: один в виде лопаты на юго-западе, другой – на северо-западе. Оно мелководно и быстро прогревается. Вода в период прогрева на 3-6 градусов выше, чем в Леневском водохранилище, в Выйском или Тагильском прудах. Вода почти болотная, поэтому имеет коричневый вид, но чиста и прозрачна. Когда ещё невозможно купаться в городских прудах, в озере Таволги можно открывать купальный сезон. Даже в прохладное лето вода достигает в отдельные дни 26-27 градусов.

Вторая особенность – это большая толщина ила. Его слой настолько мощный (более 5 метров), что твердого дна не удавалось достать даже очень длинной жердью. Исключение составляет участок, отсыпанный песком на северном берегу озера. Это естественный плодородный ил, не загрязненный промышленными отходами, но способный через 50-100 лет затянуть озеро и привести его к умиранию, то есть превратить в болото. И заиление, зарастание озера ускоряется. Если 30-40 лет назад средняя глубина была 1 метр, а наибольшая 2 метра, то теперь соответственно 50-70 сантиметров и 1,7 метра (определил опытным путем). Деятельность человека на берегах усиливает зарастание.

Вышеназванные особенности ведут к другим отличительным чертам водоема. Озеро сильно подвержено ветровым течениям и не только быстро нагревается, но и остывает также интенсивно, те есть очень чувствительно к переменам погоды. Зимой же подо льдом, когда нет контакта воды с воздухом, а разлагающаяся, отмирающая водная растительность и ил расходуют кислород без остатка, замор в холодные зимы становится обычным явлением. Поэтому из рыб выжил лишь один золотой (обыкновенный) карась. Естественно, нет речных раков. Из моллюсков обнаружил только болотную живородку. В тихую погоду заметны своим неровным полетом над гладью вод буроватые, невзрачные бабочки полуводных насекомых – ручейников и поденок обыкновенных. Планктонные рачки представлены малочисленными циклопами. Ветвистоусых (дафний) нет. В озере имеется небольшой приток поверхностных и грунтовых вод, есть даже родник в западной части водоема, иначе не было бы и этой живности.

Местные охотники и рыболовы уверяют, что толщина ила посередине достигает 8 метров, а от стариков слыхали, что когда-то глубина озера была более 10 метров, во что сейчас трудно поверить.

Если водоем проплыть под водой в начале лета, то предстанет унылая и жутковатая картина, напоминающая поверхность безжизненной планеты. Ил или взвесь ила – и больше ничего. Нет ни растений, ни водных насекомых, ни рыб. Только к середине лета дно и поверхность местами зарастают кубышкой, рдестами, элодеей. У кромки плавней видовое разнообразие и количество водных растений и беспозвоночных заметно увеличивается. Плавни смотрятся в воду множеством полуводных растений, с которых в теплую погоду, при ветре, немало падает летающей шестиногой живности на обед карасям. Последние в свою очередь в жаркую погоду проявляют чудеса резвости, играя и выпрыгивая из воды за летающей добычей. Одним словом, с прогревом воды жизнь озера быстро активизируется, а с резким похолоданием также быстро угасает, замирает до следующего тепла. Причем эти всплески и колебания жизни ярче выражены, чем на других наших более глубоких прудах и озерах.

Два берега

У озера два берега: один настоящий, невидимый, другой – ложный, существующий в виде плавней. Плавни представляют собой живой, колышущийся под ногами ковер, который выдерживает тяжесть человека. Со слов старых рыбаков 50 лет назад плавни занимали меньшую площадь. В северной части водоема вместо ложного берега есть небольшой «пятачок» настоящего, хотя и искусственно насыпанного. Здесь когда-то существовал причал с лодками. Теперь остались ржавые железные балки да догнивающие по берегам лодки. За десятилетия рыбаки и туристы изменили живой ковер, укрепив его жердями и досками, проложив тропинки и добавив банки, бутылки, кульки.

Кое-где к самой воде подходят березки и ивы. Таволги можно назвать заповедником ив. Удивила, прежде всего, ветла – серебристая ива, которую севернее, в Тагиле, уже не замечал. Мягкие, пушистые серебристые листочки ветлы радуют глаз и очень приятны на ощупь. Обычны на ложном берегу ракиты (козья ива) со своими морщинистыми, темно-зелеными листьями, а также белотал и краснотал. Все перечисленные виды ив угнетены из-за отсутствия дна и достигают высоты всего 1,5-2 метра. Здесь, на ковре растут и крохотные кустарниковые ивы высотой 20-80 сантиметров

А вот ольха избегает плавней. Ей необходимы дно и настоящая земля, поэтому она встречается там, где кончается ложный берег и начинается настоящий. В то же время ольха любит воду и не боится длительного затопления корней.

Черемуха обычна вокруг озера и как пойменная красавица кокетлива, хотя и льнет к воде, но старается не замочить ног-корней, то есть плавней избегает. С неё берут пример рябина и калина, сосенки пытаются освоить ложный берег, расплачиваясь за это карликовостью. Кончаются плавни пахучим багульником и смородиной, колючим шиповником, и встаёт стена тайги из елей, пихт, корабельной сосны с примесью осины, березы, липы.

Самую кромку плавней образуют полуводные травы: темно-красные коробочки-цветы кровавика (кровавый глаз), белые воронки цветов белокрыльника, невзрачная череда, осока нескольких видов, частуха, рогоз широколистный, тонкие стрелки ситника и хвоща. Но основу поверхности ковра, жутко уходящего из-под ног «первопроходца», составляет мягкий желтовато-зеленый мох сфагнум. Его разнообразят и дополняют запахами мята болотная, вахта трилистная, молочай, зонтичные под два метра высотой.

На кочках среди мха можно насобирать в конце лета и осенью немного брусники, клюквы, морошки, голубики. Из грибов здесь обычны обабки, волнушки, моховики, сыроежки. В прибрежной тайге много подосиновиков, маслят, лисичек, бычков, груздей. В разгар лета берега и плавни покрываются «летним снегом» – пушицей, растением, близким к осокам.

Ещё о гидрофлоре и гидрофауне

Настоящие водные цветковые растения составляют среду обитания и кормовую базу для карасей. Ближе к плавням зеленеет на дне светолюбивая элодея канадская, вместо крепкого дна вполне довольствующаяся илом. К июлю водную гладь покрывают гладкие овальные листья кубышки малой. А вот кувшинки в озере нет. Местами поверхности достигают длинные стебли с прозрачными нежными листьями. Это рдесты, образующие густые заросли и привлекающие карасей. Их можно заметить по зеленым султанчикам, чуть выступающим из воды и немного похожими на соцветия подорожника. К кромке плавней жмутся зеленые круглые монетки плавающего цветкового растения – лягушника. Ряски в озере немного. Вода достаточно прозрачна и не цветет.

Фауна озера не слишком богата, но достойна описания. Впечатление несколько портят многочисленные черные ложноконские пиявки. Мерзкие существа не прочь присосаться к карасям. Однако на плывущего человека нападать не рискуют, если их не провоцировать долгим стоянием в воде босыми ногами. Иногда попадаются карасики, зараженные лигулами, паразитирующими в брюшной полости рыб.

Радуют своей деловитостью и красивой шубкой ондатры. Зверьки осторожны и проявляют себя только, если долго стоять не двигаясь.

Приятно смотреть на косячок мелких уточек – чирков. Реже взор радуют кряквы, нырки, шилохвости, черношейные пеганки. Осенью можно увидеть турпанов, гоголей, а в вечерних сумерках и гусей. Над зеркалом водоема кричат, пикируют за добычей озерные чайки и речные крачки. Изредка их дополняет жуткий пересмех серебристой чайки. Утки, крачки и чайки исполняют роль санитаров, подъедающих с началом схода льда погибших карасей. Но все эти птицы стали редки над акваторией из-за уменьшения её рыбности.

Обычны суетливые трясогузки, а на деревьях разбойницы вороны и говорливые сороки. Ласточки оглашают писком небеса, снижаясь и чиркая клювом по воде, утоляя жажду. В конце весны мелкие кулики-бекасы взлетают и низко летят, издавая хвостом особые дребезжащие звуки, напоминающие рассекание воздуха длинной веткой. Слышится скрип коростеля в травах ложного берега, обычен голос кукушки. В небе может появиться и коршун, высматривающий добычу. Когда-то и журавлей замечали на зеленом ковре плавней.

Из беспозвоночных обитателей по зеркалу вод скользят водомерки, чертят замысловатые бесконечные узоры жуки-вертячки. Можно заметить и хищного жука-плавунца, спешащего к поверхности, чтобы подышать (дышит он, выставив конец брюшка) или блестящий шарик - паука серебрянку. Носится с легким шуршанием крыльев множество больших и мелких стрекоз: крупные коромысла, зеленотелки, стрелки, рыжие стрекозки.

Ужей почему-то нет на плавнях карасевого озера, хотя рядом водный хорошо прогреваемый простор, да и скрыться им есть где. Возможные причины отсутствия ужей – много людей на берегах и мало травяных лягушек, основного их корма. В свою очередь лягушек мало, так как икру и головастиков охотно поедают караси, хищные жуки, клопы, а также утки, кулики, чайки, крачки.

Жабы избегают этих болотистых берегов, но замечены рядом, в садах у железной дороги. Зато вокруг озера под старым пнем или стволом гниющего дерева можно открыть такое земноводное чудо, как сибирский углозуб, очень похожий на ящерицу, но в отличие от последней избегает света, более медлителен, прохладен и влажен на ощупь. Встречаются и гадюки и могут преподнести сюрприз неосторожному грибнику или ягоднику.

Благодаря человеку из прибрежной тайги почти совсем исчезли глухарь и тетерев. Редок стал и рябчик. Крайне редко увидишь лося. А раньше даже медведи встречались в окрестностях озера.

Главный житель озера

В озере почти не осталось крупного карася, лишь мелкий, но вполне употребимый в пищу. Этих карасиков удобно подращивать в больших водосборных ямах или прудках, что выкопали некоторые садоводы на своих участках. Интересно и легко держать этих рыбок в аквариумах. Ещё каких-то 10-15 лет назад попадались караси по 500-1000 граммов. Сейчас о таких лишь вспоминают. Проникали в озеро когда-то по цепочке болот из озера Глухое окуни, пескари и даже сорожка. Сейчас эти виды исчезли.

Карась клюет немного перед нерестом, но наиболее удобный его клев после икрометания в конце июня, в июле, когда донимают комары, слепни, мошки; затем в теплые дни августа и в погожие сентябрьские дни бабьего лета. Уже в конце сентября карась в озере Таволги готов к зимовке, перестает кормиться и брать на удочку. В ноябре он начинает зарываться в ил и впадает в зимнюю спячку.

Карась теплолюбив, недаром он после всех наших рыб мечет икру. Главное для него – теплая вода для нереста. Если вода прогрелась до 18 градусов, он может начать икрометание и раньше. Лишь по незнанию многие считают карася медлительным, а он просто не любит холодную воду и теряет в ней активность. Зато в жаркую погоду в теплой воде, когда другие рыбы приобретают вялость или уходят на глубину, где прохладнее, карась показывает чудеса быстроты и шустрости, сбивается в большие стаи, от которых вода в озере «вскипает», поклевки следуют мгновенно одна за другой. В такие дни наступает праздник для чаек и крачек. Но случись резкое похолодание, карась уходит на дно, перестает играть, улетают крикливые чайки и ласточки, и озеро замирает. Как только теплая погода возвращается, вновь приходит и праздник жизни.

Летняя ярость жизни

Комары, мошки и дьявольская троица слепней – бычий, дождевка, златоглазик – омрачают настроение пришедших на топкие берега, но буйный, короткий праздник макушки лета на озере Таволги заставляет забыть обо всем.

Жаркий и душный настой ароматов из медуницы, багульника, десятков видов трав, цветов, мха озвучен гудением пчел, ос и шмелей, шуршанием крыльев стрекоз, оркестром кузнечиков, расцвечен порханием красоток и бабочек (лимонниц, крапивниц, переливниц, траурниц, голубянок, шашечниц). Голоса множества птах, мелодичных, резких, щебечущих доносятся из прибрежной тайги. От всего этого неистовства природы вокруг манящей просторной глади озера млеешь, расслабляешься, растворяешься, становишься частичкой, участником летнего буйства жизни. Не искупаться в такой момент просто невозможно.

Быстротечно уральское лето, недолго длится эта вспышка жизни (месяц-полтора) и наступает пышное увядание живого ковра плавней, угасание озера.

Озеро Таволги на меня навевает грусть: озеро заиливается, заплывает, зарастает, стареет – одним сломов, умирает. А ведь человек в данном случае ускорил старость. И даже сама старость карасевого озера была бы благороднее, если бы не мусор и словесная грязь – мат на его берегах.

К сожалению, нет у нас сейчас настоящих предпринимателей. Ил – прекрасное удобрение. Рядом тысячи садовых участков. Сотни тысяч тонн ила требуют для извлечения и сушки немалых затрат, но и прибыль могут принести большую. Если глубина озера при этом увеличится на два-три метра, то в него снова проникнут и вырастут до приличных размеров сорожка, окунь, щука, линь. Карась станет крупнее. Можно будет подселить карпа. Если озеро будет углублено и рыбы станет больше, то рыболовы согласятся с необходимостью вносить небольшую плату за ловлю. И тогда к озеру вернется молодость и принесет ещё немало радостей всем нам.

Счастье Глухого озера

Я не один раз посещал плавнево-болотистый озерный край, расположенный между станциями Быньговский и 392 километр. Он приподнят и является гигантским аккумулятором атмосферных и грунтовых вод, влияющим на местный климат и включает озера Таволги (Карасёвое) и Глухое, цепь болот вдоль железной дороги; дает начала речкам Каменка и Аник, впадающим в Тагилку и речке Дальняя Быньга, несущей воды в Нейву. Скрытая под плавнями циркуляция вод обогащает их гумусом и метаном; объединяет озера, болота, речки в единую систему. Со слов местных охотников лет 40 назад существовала канавка, по которой воды озера Таволги стекали в озеро Глухое. Канавку давно затянуло, и только заросшая просека напоминает о ней.

Можно сказать, что эти места посещают упертые одиночки из охотников и рыболовов. Жуткий утробный «голос», бульканье болотной трясины и запах метана не для робких. Сорока удивленно стрекочет: «Куда несет человека?» Тяжелым трепетным взлетом заставила вздрогнуть глухарка. Слышна кукушка. На кочке радует взор красивое соцветие из розоватых цветочков на длинном прямом стебле – ятрышник – из редких на Урале орхидей, занесенный в Красную книгу. При приближении к водной цели колышущийся под ногами ковер укрепляется, а угнетенные избытков влаги сосенки и березки превращаются в редких карликов. Лесистые горы отступают к горизонту, давая место обширному лугу. Травы невысокие, почти как на газоне, белеют, играют оттенками благородной седины соцветий пушицы под порывами свежего ветерка. Простор, ничего лишнего, неяркое, тихое совершенство пейзажа.

Заливаются жаворонки. Кружат и солидно каркают черные вороны. Беснуются, громко негодуя на появление человека, чибисы. Мелкие серые кулички, издавая приятные, короткие позывки, перелетают через полукилометровую фасолину водоема, вытянувшуюся с севера на юг. Шумно приводняются утки. Над отраженной в озере синевой неба хохочет, кричит стая сизых чаек. Болотный лунь заставляет себя заметить воплями и характерным ястребиным силуэтом. На плавневом лугу ищут пропитания даже мыши – неплохая добыча для луня. Встречаются обыкновенные жабы, а вот лягушек почти нет.

Узнал от встретившегося охотника, что 10-12 лет назад зимой из-под плавней произошел метановый выброс. Исчезли щука, сорожка, окунь. Ныне в водоеме лишь неизбалованный карась, что естественно при бедности и однообразии кормовой базы озера. Вода прозрачна, хотя и имеет чайный цвет, холодна, никогда не цветет, её можно с удовольствием пить.

Озеро особенное, назвать его болотом нельзя. Глубина более 5 метров, у края плавней 2 метра и более. Почти отсутствуют погруженные водные растения: нет элодеи и рдестов, обильных в теплом озере Таволги. Только у самых плавней обнаружил несколько некрупных листьев кубышки. Причина бедности гидрофлоры – холодноводность даже в жару и большая глубина. Даже тины очень мало. Не встретишь и полуводных растений: рогоза, тростника, белокрыльника, калужницы. Нет морошки, дягиля, лабазника. Значит, негде прятаться и нечем питаться ондатрам, чомгам, бекасам. Не увидишь гадюк, медянок, сибирских углозубов. Для сравнения – вся вышеперечисленная живность обычна для родственного, но мелкого озера Таволги.

Макушка лета, а вода не выше 20-ти градусов, что на 8-10 градусов ниже, чем в Карасёвом (Таволги). Однако купаться в такой воде оказалось куда приятнее, чем в теплых прудах Тагила. Плюс и то, что нет мерзких ложноконских пиявок.

Приятно удивит на Глухом тот факт, что не досаждают комары, слепни и мошки. Одним словом, много чего нет на берегах и в воде странного водоема. Но чертят узоры на зеркале вод вертячки, нервно бегающие бабочки ручейников. Зеленые коромысла и стрелки, шмели и пчелы, голубянки и траурницы, божьи коровки, кузнечики, крошечные муравьи оживляют виражами, танцами, звуками ровный газон плавневого луга. Мох сфагнум обильно посыпан краснеющей клюквой. Обабки и моховики разнообразят улов рыбака. Низкорослые кусты белотала и чернотала кое-где укрепляют водную границу плавней. Росянка – плотоядное растеньице – раскинула над водой розетку оранжевых узких листиков с липкими волосками. Вахта трилистная, осока (повислая, носатая, черная), изящные зонтичные, обилие ситника, гравилат речной составляют рисунок живого ковра. Скрепляют этот ковер не только корни крошечных березок и ив, но и островками возвышающиеся над травой подбел, багульник и другие виды вересковых.

Озеро завораживает особым простором, чистотой, скромным ненавязчивым совершенством, холодным прозрачным чаем вод. Малое разнообразие водной и полуводной фауны и флоры воспринимается естественно, как отсутствие всего лишнего.

Использованная литература:

1. Головко В. Озёра нашего края. – Свердловск: Средне - Уральское кн. изд-во, 1963.-135с.

2. Касперович И. Н. Куда поехать на рыбалку. – Свердловск: Средне – Уральское кн. изд-во, 1965. – 63с.

3. Попова Ф. М. Рукопись Нижне-Тагильского музея-заповедника, 1969.

4. Галактионов С. А. Озёра Урала. – Свердловск: Средне - Уральское кн. изд-во, 1990.- 140с.

Пояснение: по озеру Глухое нет печатных сведений, только наблюдения и определения автора данной брошюры.

О сборнике

Природа – это тот окружающий нас мир, к которому стремится каждый человек. Для одних она приятный мир, где можно повеселиться с друзьями. Для других выход на природу – способ добывания пищевых ресурсов. А есть и те, кто тянется к ней, как к источнику новых знаний, впечатлений, эмоций. Именно на уровне интеллектуальных эмоций диалог с природой становится наиболее плодотворным, живым. При этом исчезает нередко возникающее при чтении научных трудов ощущение холодности, отчужденности окружающего мира. Строгую биологическую целесообразность оказывается можно показать с совершенно неожиданной пленительностью, притягательностью, вызывающими восторг.

Обо всем этом размышляешь, когда знакомишься с рукописью М. Жданова, журналиста, исследователя природы. Она посвящена описанию двух озёр притагильского региона, - Бездонного и Таволги. В ней органично сочетаются научное знание с романтическим восприятием природных объектов, создающие особый фон повествования, неослабевающий интерес читателя к предмету исследования. М. Жданов хорошо знаком с работами своих предшественников. Однако не просто ссылается на них, а открывает много нового и предлагает иное понимание процессов в исследуемых им водах, достаточно аргументировано обосновывая свою позицию. Читая, невольно становишься ещё одним собеседников автора. В работе представлено обстоятельное описание гидрологических и гидрохимических особенностей озёр, растительного и животного мира, причем многие виды никто до автора не обнаруживал и не упоминал.

Надо заметить, что М. Жданов обладает редким по нынешним временам даром натуралиста, способным видеть явления природы в их целостности, движении. От его взгляда не ускользают малейшие с виду подробности, которые позволяют между тем вдруг обнаруживать скрытый смысл причинно-следственных связей в природных процессах. Важно, что написанное является плодом собственных наблюдений, поисков, размышлений. Автор восхищен природой Урала, тревожится за её судьбу, предлагает варианты решения существующих экологических проблем. Нехватка работ такого рода остро ощущается. Именно с их прочтения могут закладываться основы той важной составляющей человеческой личности, которую именуют экологическим сознанием, не говоря уже о том, что такие материалы просто необходимы для преподавателей, студентов, школьников. Не абстрактные рассуждения о глобальных экологических проблемах человечества, а перенос внимания на то, что рядом, - вот в чем суть отношения к природе и любви к ней. Но учитель порой сам мало знает, ему крайне необходим конкретный материал по состоянию природных комплексов территории проживания. С данной точки зрения труд М. Жданова чрезвычайно важен.

Считаю, что подготовленная для брошюры работа написана талантливым, неординарным человеком, насыщена ценным научным материалом, важным и интересным, как для самого широкого круга читателей, так и для специалистов.

Гомжина С. И., доцент НТГСПА,

кандидат биологических наук




Галерея



Вернуться назад

Продолжая работу с tagillib.ru, Вы подтверждаете использование сайтом cookies Вашего браузера с целью улучшить предложения и сервис.