Вы используете устаревшую версию интернет браузера, для полнофункционального пользования сайтом, рекомендуем Вам обновить свой браузер! Ниже приведены ссылки.
         
Загрузка...
Литературные юбиляры

Пришвин.jpg


4 февраля — 145 лет 
со дня рождения
русского писателя 
Михаила Михайловича Пришвина 
(1873–1954) 

 




Журнал "Знамя"


ЗНАМЯ.jpgЕжемесячный литературно-художественный и общественно-политический журнал "ЗНАМЯ" выходит с 1931 года.

Журнал "Знамя" - это поиск и отбор актуальной словесности; коллекция лучших романов, повестей и рассказов; демонстрация разных стилей и направлений в современной прозе; месяц за месяцем, год за годом создаваемая на страницах журнала галерея русской поэзии; публицистика, эссеистика, экспертиза, критика, культурология; предложение читателю инновационных литературных проектов; мемуары, архивы, свидетельства; панорама сегодняшней литературной и общекультурной мысли в рубриках "Ситуация", "Конференц-зал", "Форум", "Книга как повод", "Наблюдатель".

Журналом учреждены премии: Литературная премия имени Белкина. Орден журнала «Знамя». Ежегодная премия журнала «Знамя».


Предлагаем Вашему вниманию обзор журналов.

Елена Стяжкина.jpgСтяжкина Е. Развод: повесть / Е. Стяжкина // Знамя. – 2014. - № 3. – С. 74 – 95.

Елена историк, литератор. Финалист премии Белкина за лучшую повесть 2010 года.
Окружающие люди видят эту пару так: её - толстой распустёхой, его – подтянутым мачо средних лет. Тридцать лет совместной жизни пролетели, дети выросли, Павлу Ивановичу Лариса Петровна больше не подходит. Он известный человек и все косятся на такую жену. Итог - они больше не муж и жена. Что она вспомнит о семейной жизни? Сухие замечания: «Пирожки? Еда для нищих», «Щёки обвисли, как у бульдога», «Юбка в горошек хороша для деревни», «Унитаз – лицо женщины». Могло быть и хуже, ведь он мог вообще на ней не жениться.
А Павел Иванович, после небольшой эйфории после развода, вспоминает совсем другое, но он молодец – он ждёт, что бывшая жена позвонит, запричитает, сдастся. Ради этого распускаются слухи, что она алкоголичка, детям запрещается звонить, на карточку не перечисляются деньги. А Лариса вернулась в деревню, купила козу, пригрела старого школьного друга и живёт, не бедствует. И Павел Иванович с ужасом понимает: это жена его бросила, а не он от неё избавился.

Нилин.jpgНилин А. Поверх заборов: из романа частной жизни / А. Нилин // Знамя. – 2014. - № 4. – С. 6 – 51.

Александр Павлович публикуется как прозаик с 2000 года. «Поверх заборов» - первая часть новой книги.
«Александр Фадеев занимает в моих воспоминаниях большую площадь… В сознание моё он вошёл как человек из зимы… Фадеев ощущает себя государственным человеком – и всякое нарушение общих для всех правил ему неприятно… Китайцы переводили фамилию Фадеева иероглифом, обозначавшим понятие «строгость, порядок».
Писатель был другом отца Нилина, они часто виделись, мальчик присутствовал при разговорах взрослых, много фотографировал. Фадеева называли писательским министром. В описываемое время он заканчивал «Молодую гвардию» и приходил читать свою новую книгу к писателям, живущим зимой на даче. Знал Нилин и двух любимых женщин писателя. Интересны рассуждения автора на тему «Из-за чего Фадеев застрелился?» Он был молод, любим, востребован как писатель. Была и такая версия: Фадеев не захотел сотрудничать с новой властью Хрущёва, или, узнав всю правду о Сталине, не смог больше жить. Знавшие его близкие люди не осуждали его и не оправдывали.

Киров.jpgКиров А. Караван душ: повесть / А. Киров // Знамя. – 2014. - № 5. – С. 5 – 48.

Киров по специальности филолог. Прозаик, поэт, публицист. Автор четырёх книг повестей и рассказов. Получил премию «Чеховский дар» и имени Белкина. В «Знамени» публиковались ранее его рассказы.
«Дедушка. Эти люди… Я не могу к ним привыкнуть. Россия сама по себе невесёлая страна. Но здесь… Дедушка, для этих людей было бы, без сомнения, лучше, если бы мы их завоевали. Но смогли бы мы завоевать их природу, их землю?».
Немецкий журналист пишет книгу о войне 1942 года. Оформлена книга в виде дневников Отто, Болтуна, Драчуна, о 1942 годе. Вся троица работала в немецкой контрразведке. Со второй части повести добавляются отрывки из воспоминаний русских партизан, ловивших в лесах диверсантов. В основу легла легенда о блестящей спецоперации в северной глуши, где всем народом поймали осенью 42 чёртову дюжину фашистских диверсантов, - и сделали это так ловко, так бойко, что потеряли только одного человека.



Назад