Инвалидам по зрению Вернуться на старую версию сайта
ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ Версия для слабовидящих

На побывку в родные края

Бывший шахтер Александр Жихарев, 20 лет отработавший на «Естюнинской», вернулся с передовой, где он в течение четырех месяцев принимал участие в специальной военной операции в Украине.

О переменах в его судьбе, случившихся в прошлом году, мы уже рассказывали на страницах «ВГ». Напомним, что около полугода назад Александр решил круто изменить жизнь и переквалифицироваться из шахтеров в профессиональные военные. Он был принят в спецназ и приступил к военной службе, а буквально десять дней спустя было объявлено о частичной мобилизации. 

– В октябре наше подразделение 12-го отряда спецназа вылетело на самолете ИЛ из Кольцово и приземлилось на военном аэродроме, – рассказывает Александр Жихарев. – Оттуда нас отправили в Херсон для обеспечения порядка среди жителей окрестных деревень. Наша группировка войск Национальной гвардии насчитывала несколько тысяч бойцов, силы противника в несколько раз превосходили наши. Чтобы не оказаться в окружении вражеских войск, решено было эвакуировать гражданских людей и отступать на противоположный берег Днепра, где мы могли занять более выгодные позиции.

Четыре месяца в «горячей точке» делились у бойцов на несколько периодов. Сначала они находились на позиции, в блиндажах, держа вражеские войска на расстоянии не более шести километров от себя, не давая им прорвать нашу линию обороны. Потом их сменяли другие бойцы, а они проводили работу с местными жителями – ездили по деревням, выявляя диверсантов, сдававших врагу наши позиции. И таких людей было предостаточно. Изымали оружие и сдавали его в полицию.

– После Нового года подошла большая группировка войск министерства обороны Украины, – вспоминает Александр. – Она пошла в наступление, ведя ожесточенные бои. Тактика у нас и у них совершенно разная. Мы действуем обдуманно, нанося точечные удары по стратегически важным для противника объектам, не касаясь местного населения. Украинцы же просто стреляют, льют огонь, стараясь зацепить как можно больше наших войск. Мы хорошо оснащены – боевая техника, тепловизоры, датчики движения. Это придает уверенности. Но бывало и такое: сидишь в блиндаже, просматривая рубеж, и видишь с левого фланга группу вражеских войск, вдвое превышающих нас по количеству. Идут прямо на нас, проходят очень близко от наших позиций. Мы вызываем старшего офицера и уточняем информацию, кто совершает этот переход. А вообще война сейчас другого плана. Сейчас не нужно самому совершать выходы в разведку, лезть на рожон, а можно просто запустить беспилотник. Больше не делается ставка на тяжелую технику, артиллерию. В ходу реактивное оружие, которое ПВО не успевает перехватить. 

Фото. Александр Жихарев в окопеО жизни в блиндаже Александр отзывается так: 

– Я всю жизнь провел под землей, и во время проведения массовых взрывов на «Естюнинской» наш горизонт так же потряхивало. Так что здесь, в окопе, в принципе не было ничего такого, к чему бы я с непривычки должен был адаптироваться. Шахтерский опыт помог и в строительстве землянок – мы их называли норками. Менее двух суток требовалось на возведение такого жилья: роется яма, укрепляется изнутри, по желанию обставляется импровизированной мебелью, изготовленной из того, что есть под рукой, а сверху укрывается любым маскирующим материалом. Тяжело было разве что психологически, из-за однообразия – месяц провести на одном и том же месте очень утомительно, нужно как-то стараться держать мозг в тонусе, чтобы попросту не сойти с ума. Приходилось часто прислушиваться, следить, чтобы в тебя ничего не прилетело. В случае угрозы брать в руки автомат и ждать распоряжений командира. Когда возвращался домой, долго не мог осознать, что можно просто расслабиться и ни о чем не думать, не мог привыкнуть к чистому горизонту – на передовой он постоянно полыхал огнем. Стал больше ценить простые мелочи, которые наполняют нашу обыденную жизнь здесь, в тылу. И жена совершенно изменилась – не скрывает своих переживаний за меня и всей душой желает скорейшего завершения спецоперации. 

В Нижнем Тагиле Александр уже месяц. Привыкает жить без огня, без белых повязок на руках и ногах, обозначающих принадлежность бойца к Российской армии. Проходит курсы повышения квалификации. Проводит время с семьей. Навещает близких и друзей. С корреспондентом «ВГ» наш герой встретился во время одной из таких поездок к друзьям – на казачий хутор «Гуляй-поле» в поселке Черноисточинске. Принадлежностью к казачьему сообществу он дорожит не меньше, чем шахтер – шахтерским братством. Здесь его встречает сам атаман. Его дом всегда открыт для гостей – люди приезжают семьями, привозят детей, которые занимаются здесь конным спортом. Казачья душа широкая, в ней нет понятия «выходной день», нет желания побыть в одиночестве, отдохнуть от бесконечного наплыва визитеров. Открытый дом – открытая настежь душа. 

Таков и Александр – он на связи с прессой в любое время. По прошествии трех месяцев его воинская часть вернется на огневые позиции, и снова будет, как у Твардовского в «Василии Теркине»: «Дом – так дом. Блиндаж – блиндаж. Врешь, не высидишь – отдашь!».

Елена Пешкова.
Фото автора и из личного архива 
Александра Жихарева.


Пешкова Е. На побывку в родные края : [о тагильчанине – участнике специальной военной операции Александре Жихареве] // Высокогорский горняк. – 2023. – 22 февраля (№ 7). – С. 3 : фот.

Продолжая работу с tagillib.ru, Вы подтверждаете использование сайтом cookies Вашего браузера с целью улучшить предложения и сервис.